Рассказ о Дахабе

1. Затерянный в пустыне городишко

Дахаб??? Дахаб!!! Дахаб…Вот так незамысловато можно выразить все ощущения, которые я испытала начиная с того момента, когда впервые услышала о Дахабе до того, когда вернулась оттуда в Питер. Этот рассказ адресован прежде всего тем, кто обожает море, горы, солнце и ветер…Хм…Пожалуй, стоит сузить круг заинтересованных лиц. Этот рассказ для тех, кто не любит рафинированный блеск шикарных отелей, дежурные улыбки вышколенного персонала, обед по расписанию и бессмысленные шатания по дорогим бутикам. Информация, изложенная ниже, скорее всего будет интересна тем, кто обожает теплый ветер в лицо, кому близки непритязательность архитектуры и интерьеров…Тем, кто вечно куда-то стремится, кто верит в то, что где-то на земле есть удивительное место и хочет его найти. Это место есть…оно совсем рядом – в Дахабе. Дахаб не случайно считается молодежным курортом. Приехав туда, я поняла, что здесь нет места помпезности и шику. Я с первых мгновений полюбила суровые горы, окружающие город, скромные кемпы, ютящиеся на набережной, кафешки прямо под открытым небом, из которых льется восточная музыка, и вечно веселых белозубых арабов.

2. Все по-порядку

Итак, пройдя паспортный контроль, мы уже рвались навстречу приключениям, которые начались буквально с выхода из аэропорта в Шарме. Таксисты, завидев издалека свежеприбывших туристов, оживились, и тут состоялся мой первый в жизни торг с хитроумными арабами. Нужно было слышать все комплименты и аргументы «за» баснословную цену, которую нам назначили за поездку в Дахаб (это около 90 км от аэропорта), которые, по мнению араба, являлись причиной того, чтобы мы выбрали именно его джип без окон и дверей для столь увлекательной поездки. В итоге, сторговавшись с 400 до 150 фунтов, мы загрузились в джип. Впоследствии я поняла, что этот драндулет действительно являл собой все самые новейшие достижения довоенной техники. Путь до Дахаба с первых мгновений поразил меня своей необычностью и красотой: горы, на которых отсутствует всякая растительность, то отступали, то приближались к нам настолько, что казалось – еще мгновение, и мы неудачно впишемся в очередной поворот…Обнаружилось, что на Синае люди даже не подозревают о том, что существуют правила дорожного движения. Система водительских коммуникаций так и осталась для нас загадкой. А в частности: зачем они периодически высовывают в окно руку и поднимают ее, почему они сигналят каждому встречному водителю, а также тем, кого хотят обогнать? Ну а вопрос «Какое же все-таки в Дахабе движение – право- или левостороннее» - для меня до сих пор остается самым главным вопросом в жизни, потому что сама была свидетелем милой картины, когда ехала с друзьями в джипе, и нам навстречу по нашей полосе несся такой же джип. Оставались считанные метры, но наш водила не потерял самообладания, и совершенно не смутившись факту оккупации нашей законной полосы другим драйвером, с невозмутимым видом вырулил в свою очередь на встречную же полосу, и мы благополучно разъехались. Судя по его виду, делал он это не впервые, а потому наверняка считался виртуозом среди таксистов Дахаба. Наш водила из Шарма оказался спокойным и неразговорчивым (как потом выяснилось, он просто не знал английского), поэтому через час с небольшим он доставил нас к месту назначения, а именно к мосту в Старом городе, где тусуются все местные водилы. А вот и кемп, в котором для нас забронировали бунгало. Пожилой араб Саид проводил нас в апартаменты. Кемп Green Valley оказался весьма симпатичным местом: по вечерам здесь зажигаются зеленые фонари, возле бунгало стоят плетеные кресла с мягкими подушками, цветут розовые и белые бугенвили, по всей территории на краю газонов сидят керамические дельфины с фонариками на кончиках носов. В бунгало присутствует душ с туалетом. Из предметов роскоши есть зеркало и кондиционер. Соломенная крыша сделана таким образом, что сквозь открытые пространства, засыпая ночью на мягкой постели, можно любоваться звездами. Стоимость такого бунгало – 40 фунтов за ночь (надо отметить, что хотя мы уезжали поздно вечером, за практически полный день с нас не взяли дополнительную плату). Наш кемп располагался в самом центре Старого города, да к тому же – рядом с мечетью, а потому ежедневно по нескольку раз на день нам приходилось пробираться сквозь толпы зазывающих в свои кафешки арабов и наслаждаться заунывными песнопениями «Аллах Акбар!», раздающимися из мечети. Прежде всего, меня поразило в Дахабе то, что он располагается узкой полоской на берегу Акабского залива очень близко к горам, и глядя на него сверху, можно подумать, что это действительно рай, затерявшийся в горах среди песков. Первые несколько дней я решила посвятить всевозможным мероприятиям, оставив дайвинг, как самое вкусное, на десерт. Первый вечер в Дахаба пришелся как раз на день рождения подруги. Надо отметить, что ночь накатывается в Дахабе так стремительно, что буквально на глазах за считанные минуты солнце уходит за горы, уступая место ярким звездам. Страдая с детства географическим кретинизмом, я с удивлением обнаружила, что созвездия здесь располагаются совсем не так, как в Питере: Большая и Малая медведицы смотрят вниз, тогда как у нас все совсем наоборот. Луна появляется немного позже, и до этого момента звезды на небе особенно яркие, а огни кафе на набережной сверкают всеми красками; пальмы, украшенные как елки, гирляндами и фонарями, дополняют экзотику египетских вечеров. Итак…День рождения мы отмечали на крыше кемпа Light House, которая предусмотрительно была застлана циновками, а вместо стульев – мягкие подушки. Даже свечи, которые были зажжены в честь именинницы, очень сильно отличались от всех моих предыдущих представлений об атрибутах романтического вечера: они представляли из себя пластиковые бутылки с отрезанными горлышками, в которые был насыпан песок и в него вставлена свечка. Как мне объяснили, делалось это исключительно для того, чтобы сильный дахабский ветер их не задул. Под восточную музыку, льющуюся из динамиков, мы вели неспешный разговор о дайвинге, местных жителях и о том, как Дахаб меняет всех тех, кто когда-то в нем побывал…Совсем рядом плескалось море, а вдалеке были видны огоньки Саудовской Аравии.

3. Бессонная ночь на горе Моисея

На второй день своего пребывания в Дахабе я, наконец, приблизилась вплотную к тому, чего так давно хотела, а именно – мне предстояло забраться на гору Моисея. Группой в 12 человек, которую составляли американцы, израильтяне, шведы и колумбийцы, мы выехали из Дахаба в 23 часа. В течение двух часов мы ехали по горным тропам навстречу своей судьбе…Было почти полнолуние, отчего пейзаж казался нереальным и даже космическим: горы приобрели темно-синий оттенок, звезды мерцали так ярко и были так близко, что захватывало дух. Похоже, что приключения первого дня изрядно меня вымотали, потому что я незаметно уснула, стукнувшись при этом о ручку сидения впереди. Внимательный американос мучачос тут же достал свою куртку, и, свернув ее у себя на плече, предложил мне вздремнуть с комфортом, чем я незамедлительно и воспользовалась. В 1 час ночи мы были у монастыря Святой Екатерины, от которого нам предстояло начать свое восхождение. Наш гид Мусса оказался крепким мужчиной средних лет, отлично владеющим английским. Он рассказал нам, что поднимается на гору три раза в неделю, отчего мы тут же прониклись к нему уважением. Теперь считаю нужным сделать небольшое отступление. Все, кто преодолевал подъем, в один голос скажут, что это занятие не их легких, и что вряд ли бы они хотели его повторить. Могу сказать точно: ты не пожалеешь, если решишься на это! Усталость не может сравниться со всей гаммой ощущений, которые испытываешь там, встречая рассвет. Итак, продолжу. Восхождение на вершину заняло почти всю ночь – с 1.30 до 5 часов утра. Зная заранее, что часть пути можно проехать на верблюде, я все ждала, когда же закончатся крики арабов: «Camel, camel!», что будет означать одно: нам осталось совсем немного. Предусмотрительно захваченная вода была как нельзя кстати, хотя на всем пути следования присутствовали крытые бедуинские приюты с кофе, чаем и лепешками. Подъем оказался достаточно сложным, дорога извивалась меж гор, мы карабкались в некоторых местах, цепляясь за валуны руками, ноги переставали слушаться, скользя по камням и осыпая горную массу. Когда силы были на исходе и я думала: «Вот…все…этой мой последний шаг», Мусса, будто услышав этот безмолвный крик, предлагал группе отдохнуть. Мы карабкались снова и снова, в полной тишине, думая каждый о своем. Луна этой таинственной ночью светила так ярко, что нам не понадобились фонарики, мы видели силуэты гор, низкое небо, слышали фырчанье отдыхающих верблюдов… и шли снова и снова, собираясь с последними силами. Наконец, Мусса сказал нам, что это – последний привал, а впереди – 1800 ступенек, ведущих на вершину горы…Это была самая трудная часть пути, за время подъема передо мной промелькнули все яркие моменты жизни, вспомнилось то, что давно было похоронено в сознании под грудой повседневности. Невозможно передать ощущение усталости, смешанной с восторгом и отрешенностью. Итак, мы почти на вершине. Это – последний привал, до вершины остается две минуты и всего несколько ступенек. В одном из бедуинских шатров мы обнаружили группу русских из Шарма, но разговаривать особо не хотелось. До рассвета оставалось 1,5 часа. Арабы предлагали всем желающим одеяла и матрасы по 10 фунтов, и многие, воспользовавшись этим предложением, спали прямо на земле, дожидаясь часа рассвета. После чашки бедуинского кофе, который помог мне согреться от поднявшегося ветра, оставив внизу свою группу, я решила сделать сама эти последние шаги к вершине. Поднимаясь, я испытала постепенно захватывающий меня восторг. И вот я в конце пути: кольцо гор, выступающих из тьмы и звездное небо – я ощущала себя частью этого огромного мира, понимая всю бренность своего существования. Я выбрала место на огромном валуне, на самой верхней точке горы, на краю пропасти и застыла в ожидании…Постепенно стал подтягиваться народ. До рассвета оставалось каких-то полчаса. И вот, наконец, тьма постепенно начала отступать в горы. Они приобретали голубовато-розовый оттенок, а пропасть манила вниз – расправить крылья и полететь! Вокруг слышались слова молитвы на разных языках, постепенно стих шум, и вот, из-за горы прямо перед нами…показалось СОЛНЦЕ. Момент истины, мгновение вечности, этот миг не передать словами. Я никогда не испытывала подобных ощущений, это было настолько ново и захватывающе! Я не заметила, как вдруг по моим щекам покатились слезы, но, не обращая на них внимания, я жадно следила за каждым миллиметром все больше поднимающегося над горой солнца. И вот – последнее мгновение, и…землю наполнил божественный желтый свет, солнце заиграло на вершинах гор всеми красками, оповещая мир о том, что Господь подарил нам новый день, полный радости и любви. И в этот момент я почувствовала такую легкость, словно с меня свалился в миг огромный и тяжелый груз! Стало так хорошо и легко, что я даже не поверила, что все это происходит со мной. Я потерялась в пространстве и времени, я настолько полно ощущала себя в этом мире, я дышала, наконец, впервые за много лет, полной грудью и понимала, что с этого момента у меня начнется совершенно новая жизнь. Я открывалась навстречу этой жизни, я хотела жить, любить, делать добро и я знала точно в тот момент, что БОГ есть, и что теперь он меня не покинет… Но предстоял трудный спуск к монастырю. Увидев при свете дня извилистые тропы, по которым мы шли ночью, я прониклась теперь уважением не только к нашему гиду, но и ко всем нам. Я нашла свою группу, и мы двинулись в обратный путь. Он был оживленным и веселым, мы, наконец, познакомились друг с другом, разговаривали о своих впечатлениях от увиденного, обсуждали Дахаб и просто болтали о жизни в наших непохожих друг на друга странах. По пути вниз мы обнаружили русскую пару. Они оказались из Питера, и, узнав о нашем землячестве, тут же предложили отхлебнуть виски из захваченной ими в путь бутылки. Парень был изрядно пьян, а его жена Лена выглядела настолько измотанной, что Мусса сжалился над ней и, взяв ее за руку, так и не выпустил до конца спуска. К монастырю мы добрались к 10 часам, уже вовсю светило солнце, было жарко и пыльно. В монастыре нам дали русскоговорящего гида, который показал неопалимую купину, рассказал о монастыре и провел нас по всем его закоулкам. Его тоже звали Мусса, я задавала ему вопросы, и мы болтали на смеси русского и английского. В монастыре был подсвечник, на котором можно было зажечь свечи. Одна из них так и осталась не зажженной, а приехала со мной в Питер. Там же Мусса сорвал с лимонного дерева плод и подарил его мне. Он провел нас в склеп, где хранились останки монахов, бывших послушниками в этом монастыре. Но вид костей и черепов не поднял мне настроения. Мы попрощались с обоими Муссами. На этом наше паломничество завершилось, и к 13 часам мы вернулись в Дахаб.

4. Откровения героического снорклера

На четвертый день моего пребывания в Дахабе, я, наконец, созрела для того, чтобы совершить свое первое погружение с аквалангом. Пожалуй, это единственное мероприятие, к подготовке которого я подошла со всей серьезностью. По крайней мере, мне так казалось до того момента, пока я не очутилась в русском дайв-клубе, расположенном при отеле «Нептун», у моста в Старом городе, руководит которым простой эстонский парень Паша Сидоренко. Нет, необходимые документы были заполнены по полной программе и с совершенно серьезным видом, что само по себе выглядело странным в Дахабе. Но то, что последовало дальше, можно рассказывать как бесконечно долгий анекдот. Ежедневно, компанией в 8-10 человек, мы выезжали на рифы неподалеку от Дахаба. Больше всего впечатлил меня дайв-сайт Blue Hole. С нами ежедневно выезжала компания дайверов из Москвы – семейная пара и два Петровича. Причем, один из них заслуживает отдельного длинного повествования. Этот московский кадр не только не прошел начальный курс Open Water, но и пропустил дайв-сафари в Рас-абу-Галум, заплатив за него сотню баксов, благодаря стечению неблагоприятных для него обстоятельств. Началось все с того, что его временный сожитель Андрюха Петрович занял более удобную и большую кровать. Петрович-Илюха при этом спал на чем-то вроде раскладушки, периодически падая вместе с матрасом на пол. Криком его измученной еженочным дискомфортом души стала сакраментальная фраза: «Вам смешно, а я с тараканами сплю!», произнесенная после того, когда под матрасом его кровати было обнаружено гнездо египетских тараканов (кто не в курсе, могу просветить: это огромные насекомые длиной минимум 4 см, молниеносно пересекающие просторы кемпа, при этом успевающие уворачиваться от летящих в них пепельницы или мыла, и совершенно отказывающихся при этом быть задавленными тапком). Итак, продолжились страдания Петровича отравлением ужином в ресторанчике Green Valley, в связи с чем его дайвинг был окончательно испорчен на время этого отпуска. Ежедневные катания, как выражался сам Петрович, на белой лошадке, служили неиссякаемым источником шуток всей компании, причем Паша постоянно повторял в такие моменты: «Петрович реально в опасности, я за него боюсь, но я проникся Петровичем!» В большинстве наших выездов, грустный Петрович сидел на берегу, отказываясь даже играть в героических снорклеров… Но я отвлеклась от рассказа о своем первом в жизни дайве. Надя – дайв-мастер и по совместительству Пашина девушка - помогала организовывать сие мероприятие. На intro-dive меня должна была вести инструктор Яна, никогда не снимающая (даже под водой) свою розовую бандану. Перемеряв несколько гидриков, и следуя когда-то правильно высказанной мысли «главное, чтобы костюмчик сидел», меня, наконец, начали экипировать. Занятие это сопровождалось шутками, фоторепортажем и моими возгласами: «Я и не знала, что акваланг такой тяжелый», а также последними наставлениями Яны. Самым сложным в первый раз для меня было дойти в снаряжении к месту погружения и одевание ласт в воде. И вот мы под водой….Мы под водой!!! Яна всю дорогу держала меня за руку, регулируя при этом плавучесть и показывая направление следования. Я никогда не испытывала страха перед водой и наличием маски, а потому, мой первый дайв прошел отлично. Тем более, мне не приходилось заморачиваться ни на чем, кроме того, чтобы продувать уши. Я впервые увидела все великолепие подводного мира Красного моря в трехмерном измерении, и ощущения эти никогда не забудутся! Необычная красота кораллов, рыбы всех немыслимых цветов, форм и размеров…Все это настолько сильно впечатлило меня, что в тот момент я поняла – дайвинг это то, что останется со мною навсегда, и я буду возвращаться в этот мир снова и снова, чувствуя гармонию и необыкновенную радость от погружений. Мое второе погружение происходило в знаменитой Голубой Дыре. Таблички, свидетельствующие о последних в жизни безумных дайверов погружениях, пытающихся достигнуть арки на 50-метровой отметке, не сломили моего желания погрузиться именно здесь. Когда мы опустились в воду с Easy Enter, и я поняла, что сейчас увижу то, что так манит дайверов со всего света, заставляя их забывать о безопасности и жертвовать по глупости своими жизнями, у меня захватило дух! Это самое грандиозное ощущение – парение над пропастью, забывая о том, что ты - человек, а не птица….Коралловый риф резко обрывался метрах в шести от берега, и стремительно уходил в бездну…Эта бесконечная синева моря, манящая погрузиться все глубже и глубже, это ощущение полета, когда видишь под собой только бездну и больше ничего, когда забываешь – где ты, что с тобой и как ты сюда попал – это лишь малая часть того, что помогло мне почувствовать всю полноту жизни в очередной раз здесь, в Дахабе…Потом, когда я сноркелила вдоль рифа вслед за нашей группой, идущей на глубине, я зависала без движения над пропастью, закрывала глаза, и резко их открывала: эффект потрясающий – будто тебя выбросили из самолета, и твой парашют, раскрывшись, помог тебе зависнуть на мгновение на огромной высоте! Тогда же я впервые увидела представителя особой разновидности ихтиандров – фри-дайвера, то есть пловца, который может погружаться без акваланга и при этом находиться без воздуха около 5 минут. Он проплыл мимо меня, как торпеда, на глубине метров пяти, энергично работая ластами, и потом постепенно поднялся на поверхность. Пару вопросов, которыми я озадачилась в тот момент, были такими: что он успел рассмотреть за столь короткое время погружения, и не превратились ли его задние конечности в рыбий хвост? Здесь хочется сделать небольшое отступление, отдав должное снорклингу на Красном море. Те, кто предпочитает рассматривать рыбок и кораллы, не надевая на себя снаряжение, а довольствуясь только джентльменским набором – ласты, маска, трубка – тоже могут получить незабываемые впечатления от созерцания подводного мира. А поскольку я принадлежала к сообществу, названному Пашей «героическими снорклерами», то в остальные дни, когда у меня не было дайвинга, я гонялась за рыбами на рифах. Мне нравилось зависать над кораллами в тех местах, где они почти выходили на поверхность, и наблюдать за суетой повседневной жизни рыб. Ленивые рыбы-флейты, никогда не плавающие поодиночке, рыбы-наполеоны, грозно смотрящие из-под своих треуголок, огромные глазищи барракуды, неторопливо следующей по важному делу, дыхание разноцветных моллюсков, шевелящиеся иголки огромных морских ежей, и даже маленький розовый осьминог – это лишь небольшая часть того, что проплывало перед моими глазами…В одно такое созерцание, я все-таки умудрилась ободрать о коралл коленку, в связи с чем незамедлительно присоединилась к компании грустного Петровича, который на днях уселся на коралл на глубине 15 метров, при этом прочесав на коленках ни один метр под водой. Описывая это происшествие, Паша отчаянно жестикулировал...а когда он рассказывал, как они с Петровичем отрабатывали навык по поиску и прочистке регулятора и при этом Петрович ни в какую не хотел выпускать свой регулятор изо рта, мы все просто лежали от хохота! Но я опять отвлеклась на Петровича. Так вот…В Дахабе есть группа людей, которые в силу разных причин предпочитают заниматься только снорклингом, получая от этого массу впечатлений! Риф Лайт Хаус – излюбленное место снорклеров всех возрастов и степенней подготовленности. Как-то наблюдала там один выдающийся экземпляр снорклерской отваги, который, выползая на берег в маске, полной, соплей, красочно описывал, как совершал заплыв с хлебом в плавках, отчего стал весьма популярен у рыб всех мастей и размеров. Ему приглянулась «рыбка с крылышками», с которой он решил познакомиться поближе, в связи с чем гонял ее битый час вдоль всего рифа, пытаясь узнать имя и семейное положение. Когда я ему разъяснила жестами, что это была крылатка, как правило, не расположенная к дружескому общению, и также жестами показала, что она могла сделать с его жизненно важными органами при тесном контакте, его прыть куда-то улетучилась. Что, в сущности, не помешало ему продолжать шлепать в одетых ластах к морю, беспрестанно спотыкаясь… Это происшествие не погасило также и его любовь к своей безумной красной маечке в сеточку, наподобие женских колготок, мелькающих в варьете, с гордостью носимой в комплекте с такими же красными шортиками, натянутыми до подбородка (по-видимому, для того, чтобы было теплее). Наверное, для таких незадачливых «ныряльщиков за жемчугом» и были придуманы в PADI курсы снорклинга. Закончившим их даже выдается сертификат. То есть, все по-взрослому на Красном море… Еще одним моим любимым развлечением было – плавать над пузырьками дайверов (опять-таки, как называл их Паша – баблмейкеров), получая при этом порцию бесплатного гидромассажа. Это очень увлекательно – ловить пузыри руками, разбивать их ногами, при этом любуясь мелкими брызгами воды, выглядящей совершенно по-иному сквозь стекло маски. Мне нравилось следовать за нашей группой, наблюдать за упражнениями, которые проделывал Юра – кадр, открывший для меня Дахаб (за что ему отдельное С П А С И Б О!) во время курса Open Water (он состоит из теории и 9 погружений, и позволяет впоследствии погружаться в любой точке мира на глубину до 18 метров без инструктора), а потом, выплывая одновременно на поверхность, дурачиться под водой, пытаясь друг друга ущипнуть за все доступные места. Мое крайнее погружение состоялось в Каньоне, и примечательным для меня оно стало тем, что я впервые погружалась практически без поддержки Яны: она плыла немного дальше, контролируя мои движения и указывая рукой - куда мы поплывем. Я сама пыталась регулировать плавучесть, то опускаясь, то медленно поднимаясь, не испытывая при этом ни страха, ни дискомфорта. Я настолько расслабилась, что просто вертела головой во все стороны, разгоняя стаи рыбок, проплывающих мимо, и заглядывая в небольшие углубления-пещерки в коралловых рифах. В какой-то момент нам удалось даже время находиться на «нулевой плавучести», что означает зависание на одной глубине, и само по себе меня впечатлило, так что я окончательно решила, что у меня все получится впоследствии, когда я буду также делать курс. Вкратце хотелось бы еще отдельно описать сам процесс выездов на рифы. Мы собирались в 9-30, форма одежды, как всегда, парадная. Доставали свои ящики со снарягой. Проверяли при этом, чтобы все было в порядке, и в 10-00 двигались в путь на двух джипах: в одном, как правило, было все снаряжение и баллоны, а в другой – мы. Поездки на джипах египетской закалки – сами по себе целая история: обычно это был «шарабан» без окон и дверей, вместо крыши – циновка наподобие тех, на которых мы сидели в кафешках Масбада, к тому же спидометры ни на одном из них не работали, а показания наличия бензина в течение минуты могли колебаться от нуля и до полного бака. В один выезд нам попался совершенно особенный экземпляр: у него отсутствовало сцепление, но это не смутило нашего водителя, который заменил рычаг шнурком, продетым в нужном месте для более привычного вождения, дергал он эту веревочку как поводок у ослика! Приходилось толкать машину на подъемах и замирать, когда джип начинал издавать жалобные звуки. Итак, первый дайв всегда проходил оживленно и слаженно: Паша делил народ на две группы – на тех, «кто поплывет с жертвами» (то есть продвинутые дайверы), и на тех, кто поплывет «без жертв» и будет лишен возможности осмотра особо опасный пещер, каньонов и других экстремальных достопримечательностей. После дайвинга следовал часовой перерыв с обедом в кафешках, располагающихся прямо на берегу у дайв-сайтов. Неизменный атрибут – вкус холодного каркаде - до сих пор ощущается у меня во рту… Второй дайв проходил на других дайв-сайтах неподалеку от мест первого погружения, и таким образом получалось, что каждый день можно было увидеть новые места, сменяющие друг друга. Возвращались мы, как говорится, «усталые, но довольные». По возвращении, Паша, как истинный инструктор со стажем, выпивал баночку местного пива и затягивался сигаретой в непосредственной близости от баллонов с воздухом; поправляя желтую майку на своем округлом животе, и руководя процессом приведения снаряжения в должный вид (опреснение, развешивание на вешалках) разглагольствовал при этом о трех смертных грехах дайвера: курение, алкоголь и переедание. Возвращаясь около 16-17 часов, и все оставшееся время могли посвятить вечерним развлечениям в Дахабе.

5. Рожденный плавать, летать не может

В один из первых дней, пока я лениво грелась на солнце у Лайт Хауса и представляла себе будущее погружение, ветра в Дахабе практически не было, и я наблюдала за девушкой, рассекающей волны под парусом. Неподалеку от меня я увидела парня, следившего за ней с равнодушным видом. Как выяснилось, Дима оказался заядлым серфером, а потому из-за отсутствия ветра вот уже в течение нескольких дней, он находился в глубокой депрессии. От безделья он вкратце рассказал мне основные моменты в виндсерфинге, и я, полная решимости, поехала в Лагуну, находящуюся в пяти километрах от Масбада, и являющуюся Меккой для чайников виндсерфинга. При этом Дима постоянно повторял: «Подумай еще раз – хочешь ли ты этого? Ты ведь этим заболеешь! И расходы на покупку гидрокостюма станут для тебя плановыми, а оплата квартиры – незапланированными». Так же, давая последние наставления, он веско заметил: «Если в море находятся одновременно два серфера, то столкновение между ними неизбежно». Итак, в Лагуне мне выдали «корыто» - огромную доску, довольно устойчивую и прочную. Дима помог присоединить к ней парус, и мы вышли в море. Примечательно то, что я стала на серф сразу же и даже проплыла несколько метров, прежде чем свалилась в воду. Потом последовала череда немыслимых падений, я наглоталась воды, но отступать не собиралась. В итоге, нас отнесло далеко от берега, к тому же - в сторону подозрительной базы с американским флагом на крыше. Дима взял управление серфом в свои руки, ворча при этом, что если бы кто-то из друзей увидел, как он рассекает в Лагуне на серфе, да еще при ТАКОМ ветре, то засмеяли бы. Я лежала на животе на доске, создавая при этом дополнительные трудности в управлении и осторожно высказывала мысль о том, что мне совсем необязательно самой управлять серфом, а можно просто вот так покататься за компанию. Не тут-то было! У берега Дима торжественно передал мне в руки стречкот (канат, за который необходимо тянуть парус, чтобы поднять его после падения) и со словами: «Я пошел курить» придал мне ускорение. И опять падения, отдельные удачные заплывы, дрейф на доске от невозможности справиться с управлением…Опять удачный заплыв – скорость, ветер, напряжение всех мышц – обалденные ощущения от того, что я все-таки это сделала! Я плыла, забыв о падениях, довольно быстро, и парус меня слушался! НО. Когда я попыталась рассмотреть на берегу Диму, стало не по себе: меня унесло в море. Вернуться оттуда было нереально, я опять начала падать, пытаясь вырулить к берегу, но получалось это с противоположным эффектом. В конце концов, когда я решила добираться к берегу на доске вплавь, я увидела приближающихся ко мне на моторной лодке арабов. После коротких переговоров по поводу их вознаграждения за свой труд (в итоге они получили от меня только вымученную улыбку), я была отбуксирована вместе с моим плавсредством к берегу, где меня уже поджидал Дима с беспокойным, но в то же время лукавым видом. В тот момент я поняла, что точно не заболею виндсерфингом. Но позже, наблюдая за полетами кайтеров на воздушном змее, моя уверенность в этом поколебалась, и я решила попробовать как-нибудь управлять кайтом…Всего лишь разок, и без жертв.

6. Кто в Дахабе самый ленивый?

Но, не смотря на все разнообразие активных видов досуга в Дахабе, все здесь происходит как-то не торопясь и даже лениво. В кафешках неторопливо принимают заказ, также неторопливо, в течение минут 20 приносят лимонный сок. Кошки лениво прогуливаются между столиками, при этом, когда пытаешься их прогнать – они лениво поворачивают голову в твою сторону и с ленивым достоинством отходят к другому столику. Египетские кошки отличаются от наших не только скоростью реакции: у них очень большие уши и они такие худые, будто, как родственники Дюймовочки, «три дня не держали во рту маковой росинки». Одной из таких кошек все-таки посчастливилось настолько надоесть Юре, что он выбросил ее в море. Правда, надо отметить, что сделал он это тоже лениво: поразмышлял над траекторией полета, посмотрел через плечо на коралловый берег, спросил у кошки разрешения потревожить ее бытие водными процедурами, и неторопливо столкнул в воду. Собаки здесь лениво греются на солнышке, валяясь на тротуарах и еще ленивее входят в воду, чтобы охладиться: замирают в воде на какое-то время, и также лениво выходят на берег. Лающая собака – это вообще достопримечательность Дахаба, потому что таких там единицы: по большей части им просто лень гавкать… В Дахабе я потеряла счет времени: я забывала не только дни недели или числа, но забыла вообще, сколько времени нахожусь там – мне казалось, что я живу в Дахабе так долго, что арабы уже стали мне близкими и родными, всех рыбок на Лайтхаусе я знаю по именам, а заунывное «Аллах Акбар!» - это мой будильник, напоминающий о времени. Я забыла там обо всем: о заморочках на работе, о холоде в Питере…Я даже не расчесывалась в Дахабе, потому что это было бесполезно – от соленой воды волосы стали пушистыми и вьющимися. Моя косметика так и пролежала на дне сумки – мне было лениво, да и незачем краситься! Там стерлись и представления о расстояниях – те несколько сот метров, которые я не задумываясь пробежала бы в Питере в случае необходимости, в Дахабе приводили меня в замешательство, и мною двигало в таких случаях только желание пообедать в тихом, удаленном от центра ресторанчике. Все эти явления, как потом выяснилось, объединяются одним простым словосочетанием «дахабский вирус», и заражаются им в основном все, кто живет там больше месяца. Что уж говорить об арабах и их кошках?

7. Инфраструктура Дахаба, включая всю правду о ресторанах

Как таковая, инфраструктура Дахаба представлена в основном несколькими прачечными (где можно постирать белье за 2-3 фунта), многочисленными интернет-кафе и, конечно, ресторанчиками. С удивлением заметили тут даже отделения банка и Western Union. Правда, отделение WU работает здесь всего три дня в неделю в определенные часы, так что прежде, чем потратить на сувениры последний доллар, нужно удостоверься в том, что ты сможешь протянуть хотя бы пару дней без дайвинга, лимонного сока и похода на местную дискотеку TOTA, прежде чем получишь от родственников желанное вознаграждение за твою беспечность. Доллары на фунты по самому выгодному курсу меняют в Why Not Bazar’e, расположенном рядом с кемпом Light House. В Дахабе есть и почта, с которой за три фунта можно послать открытку в Россию (причем, выбор их настолько огромен, что провести там можно довольно долгое время, лениво выбирая именно ту, которая может понравится твоим друзьям). Час интернета стоит здесь 4-6 фунтов, за перекачку фото с карточки на диск с тебя возьмут 10 фунтов с твоим диском. Но советую 10 раз подумать, прежде чем вручать карточку с драгоценными фотографиями незадачливому арабскому юзеру. В интернет-кафе «Али-Баба» мы мучились два дня подряд по часу, но в итоге так и потеряли часть фотографий. Поэтому лучше взять с собой дополнительную карту памяти и полагаться потом только на свою виртуозную технику выполнения операции переноса. Но явный плюс «Али-Бабы» состоит в том, что там есть клавиатуры с русским алфавитом. Ресторанчики Дахаба – это что-то совершенно особенное, ничего подобного нет больше нигде. Все они располагаются сразу на набережной таким образом, что выбросить в море кота не составляет никакого труда. Пока посетители мирно потягивают сок через трубочку, предполагается, что они, естественно, устают от пищеварительного процесса, и на этот случай предусмотрительными арабами есть все для того, чтобы прямо здесь можно было откинуться на подушки и поспать. Столы, обычные в нашем представлении, там не присутствуют: кафе представляют собой отгороженные друг от друга подушками пространства на цветных циновках, с низким небольшим столиком в центре. Хотя, при гостиницах есть рестораны, устроенные на европейский манер, но могу стопроцентно ручаться за то, что пообедав раз в дахабском ресторанчике старого типа, тебе уже не захочется сидеть на стульях. Вечером на столиках зажигают свечи, и над Дахабом кружится сладкий дым кальяна. Назову несколько мест, в которые мы обычно заходили, и причины, по которым мы выбирали именно их. В самом центре Масбада ежедневно мы были свидетелями того, как проходила спартакиада по весьма необычному национальному виду спорта у арабов – кто быстрее зазовет к себе в кафе туристов. За две недели пребывания в Дахабе я испытала всю гамму чувств по отношению к арабам: интерес, удивление, раздражение, злость, и, наконец – ленивый пофигизм. Что касается разнообразия блюд в Дахабе, то оно присутствует здесь только на первый взгляд. Как правило, в каждом ресторане есть фирменные блюда из морепродуктов, блинчики или мороженое. Это стоит попробовать. Рекомендую быть осторожным в выборе мясных блюд. А приготовление на виду у посетителей овощей-гриль, ручаюсь, не оставит тебя равнодушным, если ты работаешь пожарником – огромное пламя, столбы дыма….и тебе выносят под свист и аплодисменты работников ресторана нечто, называемое скромно - Vegetables grill. Необыкновенно вкусны и дешевы здесь свежевыжатые соки: в зависимости от сезона – лимон, манго, гуава (почему-то российским туристам этот фрукт не по вкусу: он представляет из себя не самое удачное подобие нашей груши), клубника, дыня, арбуз, банан и т.д. Подаются они в огромных стаканах и стоят 7-10 фунтов. Практически во всех ресторанах очень вкусны молочные коктейли, причем подаются они с мороженым и кусочками фруктов. Стоят примерно как соки. Итак, о ресторанчиках Масбада. Buddha-restaurant – двухэтажный ресторанчик недалеко от отеля Sirtaki. Примечателен низкими ценами на стандартные блюда меню всех дахабских ресторанов. Здесь всегда играет именно египетская музыка, тогда как в других ресторанах все чаще включают в последнее время европейскую музыку 80-90-х гг. На первом этаже можно развалиться на подушках и даже посмотреть арабское ТВ. На втором расположены столики с удобными креслами, оттуда открывается красивый вид на море. Хозяин ресторана просто обожает по нескольку раз на день курить кальян, поэтому, проходя мимо ресторана, можно всегда заметить его довольное лицо в клубах кальянного дыма. Friends-restaurant – ресторан с меню на русском языке. Персонал очень приветлив, улыбчив и расторопен. К каждому посетителю относятся как к самому лучшему другу, на каждом столике надпись: «Come As A Guest…Leave As A Friend». Там очень вкусный каркаде с кусочками банана всего за 5 фунтов, по утрам неплохо позавтракать омлетом, который подается с грибами или сыром (наподобие нашей брынзы), картофелем-фри, овощами и зеленью (стоит это 15 фунтов). Также там стоит попробовать супы – грибной или из морепродуктов. Кальмары там подают с несметным количеством разных соусов, приправ, салатов и хлебцев, так что этого вполне достаточно, чтобы потом проваляться на подушках в течение пары часов, переваривая вкусный обед. Здесь есть даже свой штатный ди-джей, который с гордым видом выдает диски из ближайшего магазина за свои собственные миксы, и еще пытается впарить их заядлым меломанам за 35 фунтов! Музыка там играет восточная – смесь индийских, африканских, египетских мотивов, барабанов и шума моря…В общем, вполне расслабляет и способствует приятному отдыху. На столиках вместо пепельниц огромные ракушки, утром в специальных чугунках зажигают кусочки сандала, днем ставят вазочки с розами, а вечером приносят свечи. Если у персонала не очень много работы, то они все не против поболтать, причем суть разговоров почему-то уходит в лингвистическое русло, и заканчивается тем, что довольный араб повторяет, как скороговорку «Суп из морепродуктов» и «Четырнадцать», а ты, просвещенный, знаешь теперь, как отвечать на приветственное арабское: «Кули таммам?» - и со звоном хлопая своей ладонью о подставленную им ладонь, отвечаешь: «Таммам!». Приятное впечатление о себе этот ресторанчик оставил еще и потому, что напоследок мне налили в дорогу 1,5 л бутылку каркаде буквально за копейки. El Fanar – зазывалой там работает молодой араб с грустными глазами, но поддаваться на его грусть не стоит, потому что у него такой способ привлечения молодых жалостливых девушек в свое кафе. Довольно симпатичное место, и, пожалуй, единственное, в котором все диваны выдержаны в одном стиле – красно-бело-полосатые. На входе большой праздничный фонарь, и над столиками по периметру крыш – также висят разноцветные фонари. Здесь очень вкусный и концентрированный лимонный сок. А вот грибной суп – не такой оригинальный, как во Friends’е. Napoleon – необыкновенно мягкие диваны и подушки, от назойливых кошек дают бутылочки с водой, в которых проделаны отверстия. Причем, как выяснилось в процессе контрольного запуска сего механизма, кошки его знают и боятся, так что поливать их водой совсем необязательно. Персонал здесь следит за тем, чтобы посетителям не докучали дети, продающие фенечки. В первый раз нашего посещения сего заведения, араб-зазывала то ли от безделья, то ли от того, что никто не разделял его жажду к упражнениям для ума, предложил сыграть в нарды. Надо отметить, что о правилах этой игры я догадывалась лишь смутно, а потому разъяснение их на ломаном английском и потуги понять суть игры уже являлись необыкновенной зарядкой моим успевшим облениться в Дахабе мозгам. Нетрудно догадаться, что араб выиграл, и чтобы окончательно закрепить в моих глазах имидж интеллектуала, загадал пару ребусов с сигаретами. В общем, все это могло быть простой уловкой ради того, чтобы за этими мероприятиями мы не особо обращали внимание на «наполеоновскую» кухню, поэтому о качестве блюд я помню смутно. Потом, когда мне нужно было съездить в Лагуну, Окша (так звали этого хитроумного араба) помог мне поймать машину и доехать за цену «для своих». Al Capone – ресторанчик, расположенный непосредственно возле моста. Рекомендуется тем, кто хочет сэкономить на завтраке. Практически на чистом русском араб-зазывала произнесет свою заученную фразу: «Русский, заходи – дискаунт, брэкфаст дЪесят фунтов». Этим предложением стоит воспользоваться, потому что в среднем завтраки стоят 15-20 фунтов, и включают, в зависимости от выбора, омлет или вареные яйца, салат, йогурт или хлопья с медом. Интерьер там выполнен в красном цвете, и напоминает о кровавых разборках мафии. Penguin-restaurant – находится в 7-10 минутах ходьбы от центра в сторону Лагуны и расположен напротив одноименного отеля. Здесь играет восточная музыка, и несмотря на полный аншлаг каждый вечер, не чувствуется суеты и дискомфорта. Над каждым столиком виднеются столбики кальянов, персонал вежливый, расторопный и с чувством юмора. Заказ здесь приносят в рекордно короткие сроки – максимум через 15 минут. Изюминка этого ресторана – вкусное грибное меню – суп, стейк и блинчики. Правда, на секунду мы пожалели о том, что у них нет грибных коктейлей, потому что наверняка это тоже стоило бы попробовать. Единственное, что может доставить неудобство, или просто рассмешить, так это наглость «пингвиновских» котов. Они здесь буквально поделили территорию, и если кто-то претендует на столик, занятый конкурентом, то драка не заставит себя ждать. Один раз коты дрались так увлеченно и яростно, что налетели на какого-то релаксирующего с шишей (по-арабски кальян) парня, да так, что перевернули на него кальян и обожгли углями. Его безумные глаза не остановили соперников, и они продолжали драться даже тогда, когда официант пытался их растащить в разные стороны. Именно в этом ресторане одному такому коту и пришлось поплавать в море с легкой руки моего приятеля. Нужно ли отмечать для знатоков кошачей натуры, что именно в этом ресторане околачивается большинство рыжих котов Дахаба. Вообще, если ты хочешь окунуться в атмосферу старого Дахаба, то обедать нужно именно в этой части города: здесь сохранилась атмосфера того времени, когда туризм только зарождался, русских было очень мало, и город действительно походил на бедуинскую деревню. В этой части Дахаба, на рифах, выступающих прямо на поверхность, зажигают свечи, создавая эффект свечения моря. Рестораны здесь исключительно с циновками и подушками, диванов практически нет, к тому же – у каждого ресторана прямо у самой кромки моря стоят деревянные лежаки с матрасами, на которых можно поспать в полной тишине, и заказ приносят прямо туда. Недалеко от одного такого ресторанчика мы даже решили как-то обосноваться на ночь: тишина и покой, яркие звезды над головой, шум моря у самых ног, безмятежность…теплая рука друга – что еще нужно для полного счастья? Но, к сожалению, поднялся ветер, стало прохладно и нам пришлось вернуться в кемп. А теперь пару слов о ресторанах, в которые я точно больше не пойду. Green Valley – там отвратительный дынный сок, слишком простенькое мороженое, причем повар даже не потрудился извлечь косточки из гуавы, поэтому мне самой выковыривать их с помощью всех подручных средств. Именно в Green Valley отравился Петрович и остальная наша дайверская туса, поэтому сие заведение мы незамедлительно отправили в черный список. Ресторан недалеко от Penguin’a, при *** - звездочном отеле  - выдающаяся деталь в этом ресторане единственная: это большой и пухлый араб в байкерской бандане с гипертрофированным чувством собственного достоинства. Он беспрестанно повторял нам, что у них ресторан три звезды, хотел содрать с нас чаевые, врубал на полную мощность какой-то мутный рок непонятного происхождения и выдал, очевидно, запасной вариант меню специально для нас – с баснословными ценами. К сожалению, я даже не запомнила названия сего заведения, но то, что на соломенные абажуры там были накинуты сверху цветные платки, а циновки были почему-то в комьях грязи, это я запомнила хорошо…Ее (грязи) происхождение в Дахабе до сих пор мучает меня по ночам своей нереальностью. Вот, пожалуй, и все, что я успела рассмотреть за эти две недели. Остается добавить только, что в Дахабе, в «глубине города» (да просят мне его обитатели сравнение с мегаполисом) существуют ресторанчики для местного населения: в них все стоит гораздо дешевле, но никакого sea-view вам предложить не смогут, и к тому же, там очень шумно и стоит сильный запах сырой рыбы.

8. Как убить время на другие мероприятия

Кроме экскурсии на гору Моисея, которая стоит $10, местные тревел-агентства предлагают разнообразные поездки. Это и сафари на джипах или верблюдах в Белый и Цветной каньон ($30-50), катание на квадроциклах (представляют из себя смесь джипа и детского четырехколесного велосипеда) по пустыне (3 часа - $40), и ужин у бедуинов ($20-40). В переулке у гостиницы «Али-Баба» есть агентство «Palma Bedouin Safari», в котором тебе предоставят подробную информацию о каждой экскурсии, напечатанную на русском языке. К сожалению, ничего не могу сказать о квадроциклах, потому что перевод Western Union подоспел мне на подмогу слишком поздно, и мои руки до сих пор чешутся, когда представляю себя за рулем этого чуда техники, но вот рекомендовать поездку к бедуинам могу с полной ответственностью! А дело было так. Мы выехали из Дахаба в 23 часа, в течение 30 минут добрались до бедуинского поселения. В ту ночь было полнолуние, а потому горы выглядели загадочными и даже несколько пугающими. Уже горел костер, вокруг которого были расстелены циновки и лежали все те же, уже полюбившиеся подушки. Два бедуина колдовали с ужином, а остальные затянули грустную песню, как потом выяснилось, о маме, которая далеко…Это поселение располагалось рядом с каньоном, посещение которого тоже входило в обязательную программу. Мы решили пойти туда вдвоем с Катюхой, когда остальная компания не будет мешать своей болтовней. Каньон оказался настолько узким, что когда-то в нем даже застрял объевшийся кальмаров турист. Своды гор высоко поднимались над головой, но я забыла о своей боязни замкнутых пространств и наслаждалась картиной ночных гор. Марсианский пейзаж дополнялся еще тем, что в углублениях гор были зажжены свечи, и блики пламени на камнях создавали иллюзию присутствия загадочных существ. Наконец, каньон закончился, и мы выбрались на небольшой пятачок в кольце гор. Здесь мы и уселись, чтобы слушать тишину. Мы сидели несколько минут, боясь пошевелиться, и даже дыхания не было слышно…Только звенящая тишина в ушах, полная луна, мерцающие звезды в вышине и ощущение того, что ты зависаешь в пространстве и времени. В душе образуется такая пустота, что кажется, будто ты уже не ощущаешь свою оболочку, а смотришь на нее как бы со стороны, понимая, что все, чем ты жил до сих пор – ничто по сравнению с этой наполняющей мир тишиной и осознанием того, что он впервые подошел к тебе так близко, что даже страшно спугнуть его присутствие своим дыханием… Мы вернулись к костру, в то время бедуины уже разошлись не на шутку, исполняя хором весь свой репертуар о маме и остальных ближайших родственниках, при этом играя на какой-то национальной балалайке и ничуть не менее национальном инструменте, у автомобилистов называемом канистрой на 20 литров. Ужинали мы козленком, умело поджаренном наподобие гриля, и подаваемом с тахиной (соусом белого цвета из протертого кунжута), на гарнир – рис, и еще был обычный овощной салат. Бедуинский чай оказался очень сладким и крепким, с приятным вкусом трав, и если бы не правила приличия, позволяющие выпивать в гостях у бедуинов не более трех чашек, то, пожалуй, я бы захватила власть над чайником в свои руки. Постепенно все стали засыпать прямо на циновках, в бедуинских песнопениях наступил антракт, и мы включили восточную музыку, которая разносилась над горами и впускала в сердце приятную грусть и умиротворенность. Уже около трех часов ночи небольшой компанией мы решили прогуляться, чтобы осмотреть соседний каньон. Мы карабкались по горам, которые осыпаясь, грозились отрезать обратный путь. Пару человек из нас надели специальные фонарики, отчего компания походила на людей, высадившихся на Луне. Горы манили все дальше и дальше, а вдалеке поблескивало море. Мы достигли длинного каньона, и, бросив в него по очереди каждый свой камень, так и не услышали, когда он упадет на дно. Удовлетворенные своим открытием, мы вернулись в лагерь и уснули там же, на циновках, в кольце гор, смотря на звезды и Луну и думая каждый о своем. Наутро в 8 часов мы возвращались обратно в Дахаб. 9. Особенности национальной торговли или как я узнала себе цену в Дахабе и нашла брата Об этом стоило бы написать отдельную книгу, и даже защищать диссертации начинающим экономистам и психологам, но я ограничусь описанием лишь пары случаев, которые до сих пор заставляют меня улыбаться. Вообще, основная торговля здесь происходит на набережной, но торгуются здесь неохотно, да и цены немного выше, чем дальше в городе. Непосредственно торговая улица Дахаба начинается с площади у моста и уходит вглубь, маня огнями и разноцветными красками. Здесь можно найти массу полезных и совершенно ненужных вещей, и как рекомендуют многие, покупать в одной лавке лучше сразу несколько сувениров, чтобы хозяин охотно уступил вам в цене и еще и угостил каркаде или Кока-Колой. Мы прогуливались как-то по этой улице просто так, чтобы убить время, и вдруг как из-под земли перед нами вырос араб, и мы не заметили, как он уже затащил нас в свою лавку с разными склянками, в которых, как мы логично рассудили, находились духи и масла. Для начала, мне был сделан массаж лица с помощью ароматного масла, во время которого настоятельно рекомендовалось использовать его против морщин. К сожалению, я не знала, как будет по-английски «морщины», и даже слово «Yong» не спасло бы моего положения, потому что араб оказался очень настойчивым. К моей радости, он переключился на друга, предлагая ему волшебное масло от ожогов, которое при нанесении на кожу, окутывало ее приятным холодком. Но араб не знал, что мы, хоть и «руссо туристо», но в плане торговли подкованы неплохо, потому что заучили английские числительные и выражение «No, thanks». А потому ему с нами не обломилось, и вот тут-то он решил использовать последнюю возможность получить хоть какое-то удовлетворение от общения с нами: он спросил у Юры, не являюсь ли я случайно его женой, и, получив отрицательный ответ, молниеносно подскочил ко мне, протягивая ручищи для весьма тесных объятий. Опешив от такой наглости, я отпрянула в сторону, и моментально скрылась из поля зрения обоих мужчин. Нужно ли упоминать здесь все выражения, которыми я наградила Юру, когда мы последовали дальше, и продиктованные никак не желанием носить его фамилию, а исключительно соображениями собственной безопасности? Думаю, что цензурные «пип-пип» не станут украшением моего повествования. Что касается таланта торговаться, то, как сообщил все тот же первооткрыватель Дахаба – Юра, чуть было не похоронивший меня собственноручно под грудой арабских склянок с маслами - его знакомый, зная только слова «хабиби» (что означает на арабском «друг мой») и «down», умудрялся сбрасывать цену до себестоимости. Хотелось бы еще упомянуть об одном эпизоде, жертвой которого опять-таки стала я. Моей подруге понравилась сумка а-ля «старые дедушкины носки», и мы не могли не помочь ей приобрести такое сокровище. Узнав цену и за десять минут торговли скинув всего фунт, мы потеряли к ней интерес, но подруга не унималась. Мы наблюдали со стороны, как она отчаянно жестикулируя руками, пыталась доказать молодому хитроумному арабу «кто в правительстве дурак», и посмеивались над этим театром. Но, как известно, смеется тот, кто смеется последним. Когда мы увидели сияющее лицо приближающейся к нам Катюхи, у меня появилось предчувствие подвоха. Как оказалось, они договорились с арабом, что если я выйду за него замуж (он умудрился рассмотреть в процессе торговли, что кольцо, которое я ношу, всего-навсего – бижутерия), то он отдаст Катюхе бесплатно две, нет, целых ТРИ вожделенных сумки!!! Вот так высоко он оценил мою выгоревшую на солнце шевелюру, виртуозный английский и тесемки голубого купальника, выглядывающие из-под футболки! Потом, когда мы проходили мимо, он, глядя на меня, жестом показывал на обручальное кольцо на пальце, естественно, хитро при этом улыбаясь. Но как выяснилось позже, не все арабы одинаковы, и среди них встречаются совершенно особенные экземпляры, как например, нумизмат Миша. Заглянув к нему в лавку совершенно безо всякой цели, мы не только рассмотрели дензнаки всех стран, но и узнали, что и миру простой арабский парень Миша зовется Махмудом. Но имя Миша ему нравится больше. На следующий день, когда мы принесли ему русскую мелочь, он обменял ее на какие-то доисторические пиастры, и предложил скрепить заключенную сделку парой стаканчиков бедуинского чая. В лавке у Миши был полный набор сувениров, но музыкальную натуру начинающего баблмейкера Юры смогла удовлетворить только полка с барабанами всех размеров и вариантов звучания. Когда он начал выстукивать лезгинку на одном из них, я сделала глубокомысленный вывод о том, что кто-то из его родственников наверняка выстукивал во времена своей молодости «Барабан был плох, барабанщик – Бог!», потому что талант этот проявился и в их потомке, да еще с такой силой, что потом, видя где-то барабан, он не мог пройти спокойно мимо, чтобы на нем не постучать…Остается только радоваться тому, что в творческом порыве он не использовал наши головы в качестве вожделенного инструмента. Миша преподал нам урок игры на барабане, выстукивая восточные ритмы, что так впечатлило Юру, что он не смог удержаться от зажигательных танцев. Мы создали в магазине Миши аншлаг, потому что откуда не возьмись вдруг набежала толпа русских туристов, собирающаяся скупить пол-лавки. Рассматривая одежду, развешанную на стенах, я останавливала взгляд на разных смешных вещицах, и тут же об этом пожалела, потому что Миша потащил меня в примерочную, и через пару минут на мне болтался платок для танца живота с монетами по подолу…Мне пришлось примерить какой-то жутко старомодный сарафанчик, и я даже умудрилась исполнить под чутким руководством Юры танец, походивший на издевательство над танцем живота, однако тухлые помидоры в меня почему-то не полетели. Прощаясь, Миша произнес, пуская скупую мужскую слезу, что отныне Юра – его старший брат, а я - младшая сестра, и даже пригрозил моему другу, что если он будет являться причиной моих проблем, то Миша знает, как в этом случае действовать со старшим братом. Но, в конце концов, в лавке у «Али-Бабы» я смогла отыграться на одном из самых спокойных арабов, у которого мы выторговывали кальян и футболку. В итоге они обошлись нам в 125 фунтов вместе с табаком для кальяна, углем, разными запчастями и сумкой. Этот бедняга всего лишь задержал ненадолго мою руку с деньгами в своей руке, на что я, зная более прытких торгашей, отреагировала спокойно.

10. Моя твоя пониМАТь!

Здесь вкратце хочется привести список русских слов и выражений, которыми в совершенстве владеет большинство арабов, и которые сначала будут тебя веселить, потом надоедят, начнут злить, а в конце пребывания в Дахабе будут восприниматься как необходимый атрибут прогулки по набережной. Итак, каждый араб знает: Русский?

Друг!

Привееееет!

Заходи!

Как дела? Русский, хорошо!!!

У ресторанчика «Али-Баба» один араб, очевидно не видя разницы в словах «torch» (так называют себя Пашины клиенты, по названию его сайта http://www.torchdiver.ru/) и «торчок», едва завидев нас, радостно кричал: «Русский, заходи, косячок бесплатно!» Как-то один таксист на наш отказ от возможности прокатиться на его такси, выдал целое стихотворение: «Коля-Коля-Николай, сиди дома, не гуляй!» Когда мы подходили к мосту, я уже знала, что сейчас вынырнет из подворотни знакомый араб и произнесет театрально, с придыханием, растягивая слова и причмокивая языком: «Зааааашибись, красавица!» Еще один араб выдал шедевр неприкрытой лести, бесцеремонно повернув мое лицо к свету фонаря и произнеся: «Почему такой красивый глаза?» Ну и последнее, что окончательно убедило меня в том, что русский – второй язык арабов, так это фраза, произнесенная одним из них, когда он шел мне навстречу, и, что немаловажно, мог разглядеть только мое лицо, была лаконичной, но в то же время содержательной до безобразия: «КАКОЙ КРАСИВЫЙ ЖОПА!» Ну что тут возразишь? Разве только то, что в России не все мужчины считают точно также. Вот так и пролетели 2 недели в Дахабе, после чего пришлось возвращаться в дождливый Питер….Что еще сказать? Перед тем, как ты ломаешься обзванивать все известные турагентства в поисках билета на чартер в Шарм, хочу озвучить последнюю информацию к размышлению. Если ты решишь отправишься в путь за компанию с малознакомым чуваком только ради того, чтобы сэкономить на такси и проживании, то действуй осмотрительно, а то может случиться так, что его красная майка-сеточка и белые тапочки для купания, аккуратно стоящие у изголовья кровати, будут преследовать тебя в кошмарных снах весь год до следующей поездки на Синай. Лучше всего тусоваться с проверенными в дождливом питерском климате друзьями, ненавидящими дискотеки и запах пива, виртуозно выстукивающими на узбекском барабане лезгинку, и способными за пару часов забить карточку на 300 фоток полюбившимися видами затерянного в пустыне городишки… Чтобы потом, когда ты будешь нестись дахабской звездной ночью в аэропорт Шарма в видавшем виды автомобиле, и подставляя навстречу ветру ладони, петь «Ничего на свете лучше нету, чем бродить друзьям по белу свету!» - молчаливый водитель понял без перевода на арабский всю искренность твоего последнего заявления…

bottom corner